Я

Рождественская ярмарка


От площади Согласия по Елисейским полям протянулась Рождественская ярмарка. Народу там было не протолкнуться - шум, гам и удивительно легкое, праздничное настроение. Все с удовольствием ковырялись в товаре, перешучивались с продавцами, щелкали фотоаппаратами, то ныряя, то выкарабкиваясь из человеческого моря у  лотков. Некоторые лавки привлекали чуть больше фланеров, чем другие. Например, лавка с крабами-отшельниками. Крабы бодро шевелили лапками, бегая по белому песку и перетаскивая свои  ярко раскрашенные панцири. Энергичные такие создания.


Крабы-отшельники в стеклянном лотке.

Collapse )
еще нужно раз. Такие вот дела. 
reality

Узоры времени

Весной в Москве я побывала на двух интересных выставках: «Золотые века итальянского кружева» в Музее современной истории России и «Москва. Фабрики утопии» современного итальянского художника Алессандро Папетти в МУАРе. На первый взгляд, совершенно несходные и несравнимые предметы – образы погибшей индустриальной эпохи и элегантное, избыточно роскошное кружево, а на второй взгляд оказывается, что обе экспозиции демонстрируют ключевые символы сильных государств прошлого. Вязь времен и отражение политических принципов.

От картин Папетти у меня осталось физическое ощущение мощи развалившегося Союза. Я не берусь судить ни о каких политических или социальных аспектах СССР, но величие созданного жившими тогда людьми, пространство громад заводов, колоссальность мышления и видения, титанический и осмысленный труд, на который были способны люди, меня поразил. Вроде я и знала это, но забыла за мелкотой нынешней среды обитания, деловито снующей в позиционировании и продвижении чего-то-там. Пожалуй, простор советских производственных залов сравним по ощущениям с римскими масштабами. Да-да, имперское сознание и прочая, прочая. Это все понятно, но задумывали, строили и работали там люди, которые способны были создавать. И это самое главное.

И еще смутное ощущение остается от этих больших полотен, рисующих тихое угасание больших, когда-то полных жизни организмов, - течение реки времени. Это течение на некоторых картинах совершенно явственно выступает на передний план, почти уже смыв окружающие колонны и рельсы в небытие, а где-то об остановившемся времени сигналят неподвижные огромные валы и шестерни, упрямо, словно надеясь на что-то, выставившие свои когда-то надежные ребра. Удивительной печалью веет от этих гигантов.

Collapse )
Мой мир

Цвет

В силу не очень хорошего зрения я привыкла больше полагаться на звуки и цвет. Поэтому смотреть фильмы как смотреть я начала только на ноутбуке - тут просто невозможно не увидеть:)). До этого я всегда все фильмы только слушала, временами поднимая взор на голубой экран. 

Но все равно - и сейчас я предпочитаю слушать и полагаюсь больше на тембр голоса, интонацию, движения, позы, образы, чем на рассматривание лиц актеров. И еще я очень люблю цветовые решения. Скажем, тот же Дедвуд - прекрасный цвет у сериала, все выдержано в теплых, сочных, золотисто-коричневых тонах. Словно расплавленное золото льется весь фильм. Словно ожившие картины старых мастеров, любимых мною малых голландцев. Цвет качественного выдержанного коньяка.

И еще - Дедвуд мне напомнил советские сериалы на сибирскую тематику. Сила характеров в таких непростых местах всегда проявлялась в полную меру.  
Лесная фея

(no subject)

Нация может пережить ее дураков и даже честолюбцев. Но она не может пережить измену изнутри. Враг в воротах менее пугающ, ибо он известен, и он несет его знамена открыто против города. Но предатель проходит через ворота вместе со всеми свободно, его хитрый шепот пробирается через все переулки, слышен непосредственно в залах правительства. Он говорит с акцентом, знакомым его жертве, и он носит их лицо и их предметы одежды, и он обращается к основе, которая находится глубоко в сердцах всех людей. Он - гнойная душа нации; он работает тайно и скрытно ночью, чтобы подорвать основы города; он инфицирует государство так, чтобы оно больше не могло сопротивляться. Убийцу следует меньше бояться. Предатель - чума.

Марк Тулий Цицерон

Вот за это я очень люблю историю. Все уже сказано, все уже было, и все равно все повторяется, словно мы бежим по замкнутому кругу. 

Игра

(no subject)

У меня тут образовалось свободное время, и я решила наверстать и посмотреть то, что все давно посмотрели, обдумали и обсудили. В частности тот же Deadwood (сильная вещь этот Deadwood, безусловно). 

Главный персонаж в исполнении британского актера Иана Макшейна меня так впечатлил, что я нашла и стала смотреть другие сериалы с его участием, Столпы земли и Лавджой.

И что меня поразило... Понятно, что кинематограф и телевидение ушло вперед двадцатимильными шагами. Качество игры, съемки, проработки персонажей, уровня сценария и т.д. выросло в разы. Фильмы сейчас многослойные, неоднозначные, очень умные, естественные, отрезвляющие своим реализмом и очень красивые. Они захватывают и заставляют испытать всю гамму чувств героев, чему много способствует игра актеров. 

Но вот что ушло безвозвратно, так это доброта. Полностью, совсем, совершенно. Доброта как аспект творчества утратила свои позиции целиком и полностью. Добрые или способные на доброту герои воспринимаются (трактуются) как слабые и глупые, раздавленные своими комплексами. Проигравшими. Теперь разбираются глубинные внутренние противоречия, разные оттенки серого, умение и необходимость быть сильным. А вот быть просто добрым, хоть чуточку, хоть иногда - не помню... Стыдно быть добрым, похоже. Даже те, кто по долгу службы или еще как вроде совершают эти добрые дела, словно повинность и неловкость испытывают. Благотворительность в рамках проекта, а так-то я совсем другой...

Что-то ушло из жизни нашей, что ли ... Почему мы не умеем улыбаться вот так? Я, во всяком случае, не помню таких улыбок на улице уже очень давно.

0_9dfd2_5d115b1b_XL
Фотография отсюда
Жажда приключений

Милое

82f4ae4322d1

Это кадр из прекраснейшей анимации "Двенадцатой ночи" Шекспира. Всего было сделано двенадцать подобных историй отечественными мультипликаторами под патронажем принца Чарльза. Мультфильмы совершенно очаровательные.

И еще:). Совершенно упоительный фильм "У истории на кухне" (Let`s cook history), французский, разумеется. Тут и история, и кулинария. We are what we eat!
reality

True Blood. Хэллоуину посвящается

True Blood. Хэллоуину посвящается

Мне давно попадались упоминания в сети об этом сериале. Краем сознания я отмечала пылкость поклонников ТВ, что меня интриговало, но сама тематика – вампиры! – отпугивала даже от мысли о просмотре. Кроме того, я в далеком прошлом прочитала "Дракулу" и считала свое образование в плане вампиров вполне достаточным.

Я ошиблась:). Легкое безумие «Истинной крови» (ровно столько, сколько я люблю) со своей иррациональной логикой, насыщенность событиями, персонажами, идеями, цветовые всплески и символизм экранного реального нереального сплелись в ошеломляющий калейдоскоп.

ТВ безусловно пародирует многие клише, сюжеты и жанры, начиная уже с самого жанра «кино о вампирах». Первый сезон высмеивает романтические фильмы с таинственным героем, третий разбирает героя-злодея высшей пробы, пятый – боевик\политические игры и заговоры. Несмотря на явную и качественную пародийность (и комедийность) ТВ поднимает множество важных и наболевших вопросов современности, сумев снять с этих вопросов оскомину затверженности и рассматривая их с неожиданной точки зрения.

Но все эти социально-политические вопросы и внешний антураж «вампирьего кина» являются только фоном. Самым интересным в ТВ является предмет исследования - «злодейство» в разных вариациях и богатейшая палитра злодеев, от самых примитивных до квинтэссенции зла.


Collapse )

Свет

Из фленты. Фотографии Нью-Йорка.

Я так редко сейчас бываю в ЖЖ, поэтому хочется поделиться прекрасным. Открылись архивы Нью-Йорка. Виртуальная прогулка.


Оболочка Манхэттенского моста. 5 июня 1908 г.


Мои любимые окна. Вид на Манхэттен через реку Гудзон.


1
936 г., мост Триборо, который соединяет Квинз, Манхэттен и Бронкс.